0

​Пасхалки из «Фантастические твари и где они обитают»

/ 24 ноября 2016


Гарри Поттер вернулся! Ну... типа. Мальчик-волшебник не появляется снова на экране, вместо этого волшебный мир, который мы знаем, магическим образом расширяется, чтобы пролить некоторый свет на одного из ранее мало известных персонажей: Ньюта Скамандера.

Дж. К. Роулинг написала сценарий для «Фантастические твари и где они обитают» и представила более полную версию Ньюта, парня, ранее известного во вселенной Поттера только за написание волшебного учебника и необъяснимое появление на карте Мародеров в «Узнике Азкабана». И пока новая серия знакомит с отдельным временем, сюжетом, персонажами и даже словарным запасом элементов, вот несколько трудноуловимых намеков преданным Гарри Поттеровцам, которые вы могли пропустить.



Название

Самая большая связь между вселенной Скамандера и Поттера (разумеется, кроме того, что он волшебник) — тот факт, что он когда-то написал книгу о магической зоологии, которую позже преподавали в Хогвартсе (и которая получила свой выпуск в мире магглов с помощью книг Роулинг из библиотеки Хогвартс).

События «Фантастических тварей» происходят задолго до того, как антология Ньюта становится каноном, поэтому был некий намек на царство Поттера в том, что новая приятельница Ньюта Порпетина («Тина») ссылается на его пока еще незавершенную рукопись «Фантастические твари и где они обитают», которая в конечном итоге стала названием. Этакая незначительная ссылка, учитывая, что название встречается повсюду, но она все-таки уместна.



Интро

Другая очевидная отсылка к серии Гарри Поттеру, который помог создать новую возможность заглянуть в волшебный мир — открывающая часть «Фантастических тварей», которая включает в себя эту знакомую гамму красок и причудливые металлические буквы. Были внесены некоторые корректировки (ящерица становится буквой «S» и острые зубчики, разбросанные по другим буквам), но такой ход сразу привлекает внимание.



Крохотно-гигантский чемодан

Чемодан Ньюта, имеющий безграничное пространство внутри, конечно, является отсылкой на вещи, которые мы видели в Гарри Поттере. Вспомните массивную палатку Уизли из Кубка мира по квиддичу со внутренней стороны, или как Гермиона могла поместить буквально все (даже всплывающее жилище) в свой мешок когда она с Гарри была в бегстве в «Гарри Поттер и Дары Смерти». (Между этим и самомоющейся посудой трудно сказать, что было бы удобнее). Способ открытия дипломата клешнями тоже явно намекает на нахального Монстра из Книги монстров, который мучил Гарри в «Гарри Поттер и узник Азкабана», клешни выглядят почти точно так же.



Гордость Пуффендуя

Несмотря на то, что он больше не находится в залах Хогвартса, Ньют Скамандер явно ничего не имеет против своего старого дома, о чем свидетельствуют цветной Пуффендуй-шарф спрятанный в его портфеле. Это хорошо, что он не держит зла на свое старое учреждение, потому что мы знаем его будущего внука, Рольфа, который потом женится на Луне Лавгуд и наделает несколько младенцев Скамандеров, чтобы продолжать нести наследие Ньюта. Может быть, в ближайших нескольких фильмах будет представлено его триумфальное возвращение в школу? Конечно, его мастерство с магическими зверями должно завоевать благосклонность Министерства.



Упоминание квиддича

Квиддич был источником легкомыслия и причуды во всей серии Гарри Поттера, и Ньют ссылается на этот спорт, отметив, что он «больше Охотник» в ответ на несвязанный вопрос о том, не Ловец ли он. Разумеется, он ссылается на выбор позиции на поле, и даже если фразу взяли из контекста, поклонники Поттера явно могут признать это, как намек на спорт. (Примечание: возможно, если бы он больше времени искал снитч, это подготовило бы его к обязанностям со зверьми?)



Борода Мерлина!

Даже если американских магглов называют «не-маг» и есть много других новых терминов, появляющихся в «Фантастических тварях», есть одно высказывание, которое является точной копией сказанного в дни Гарри Поттера: «Борода Мерлина!». Как вы можете помнить, мы слышали ее, по крайней мере, два раза от отца Седрика Диггори, Амоса, и Горация Слагхорна в предыдущих фильмах. Но популярность фразы в качестве разговорного выражения удивления в волшебном мире, очевидно, держалась на протяжении нескольких поколений... хотя, к сожалению, красочные адаптации фраз Уизли не превратили его в новый фильм.

Это была лишь одна из нескольких отсылок на подобные фразы из Поттера: хаотическая последовательность на шоссе, похожая на «Ночной автобус», плавающее изображение разыскиваемого преступника в газете (возможно, маг Альберто Масаллариус будет новым Сириусом Блэком?), использование заклинания «алохомора», крошечные дверные проемы в магическом сообществе, скрывающиеся в пространстве магглов (не-магов). Даже часы, измеряющие опасность на Магическом конгрессе Соединенных Штатов Америки могут быть отсылкой на местонахождение старосты Уизли, а летающее перед мальчиком яблоко, которое ест самое себя, является отсылкой на сцену, когда Гарри использовал плащ-невидимку, чтобы проникнуть в Хогсмид, и ходил с красным леденцом.



Смотри, Нюхлер!

Нюхлер может казаться новым для большого экрана с «Фантастическими тварями», но очаровательное существо смеси моль-утка-дикобраз уже давно существует в письменном царстве магии. Хотя фантастический зверь появился в «Гарри Поттер и кубок огня», режиссер Дэвид Йейтс сделал так, чтобы дать ему достаточно экранного времени в «Фантастических тварях» и заставить всех, у кого Нюхлер выступает их патронусом, визжать от восторга. Среди других существ, которые были упомянуты ранее, но только дебютировали на экране в «Фантастических тварях», меняющий размер Оккамий и исчезающая Демимаска.



Возвращение Дамблдора (наверное)

Мы не увидели Дамблдора в «Фантастических тварях», но у него есть действительно значительное упоминание, что доказывает, что он жив и здоров в этом времени. Кажется, Ньют утратил расположение Хогвартса так же, как в будущем собрат-любитель фантастических зверей Хагрид. Дамблдор попытался заступиться за него, но он все же был исключен.

Упоминание имеет решающее значение, поскольку оно закладывает основу для того, что будет эмоциональным, трудным, но по-прежнему триумфальным возвращением для столь молодой версии иконы Хогвартса, поскольку он становится свидетелем (и останавливает) первую попытку подъема самодержавия в волшебном мире путем Геллерта Гриндельвальда. На этой ноте…



Геллерт Гриндельвальд тоже возвращается

Оборотное зелье перевоплощений встречается на протяжении всей серии Гарри Поттера, так что, возможно, большой поворот в «Фантастических тварях», когда Геллерт Гриндельвальд был авророй Персиваля Грейвса на протяжении большей части событий фильма, не был неожиданностью. Тем не менее, повторное появление Гриндельвальда создает основу для интересной истории персонажа (скорее всего, это намекает, что еще четыре фильма запланировано в этой новой серии), особенно когда дело доходит до профессора Дамблдора.

В «Гарри Поттер и Дары Смерти» персонаж был представлен во флешбеке, когда он дружил с Дамблдором и поделился планами восстановить Дары Смерти (Бузинную Палочку, Плащ-невидимку и Воскрешающий камень), чтобы сделать мир безопаснее и свободнее для волшебников прежде чем Гриндельвальд пустился во все тяжкие и убил младшую сестру Дамблдора Ариану. Его окончательный поединок с Дамблдором погубил его после того, как он пошел на немыслимые поступки с Темным Искусством. Очень много нужно еще рассказать о них, поэтому его появление кажется началом, а не концом.



История семьи Лестрейндж

Семья Лестрейндж стала основной частью погрома, возникшего в конце эпохи лорда Волдеморта, но «Фантастические твари» доказывает, что у них большая предыстория, чем мы предполагали. Перед тем как Беллатриса и Нарцисса полностью обесчестили семью под руководством Темного Лорда, существовала Лета. Лета Лестрейндж не получает много любви в первом фильме «Фантастические твари», но мы узнаем, что она была бывшим другом/предметом любви Ньюта, которая предала его каким-то образом и существует как «берущая». Ньют хранит ее фото на своем столе, но даже он знает «люди меняются», чтобы это ни значило.

У Леты явно будет некая семейная связь с Беллатрисой и Нарциссой, но какие именно отношения – еще предстоит узнать. Учитывая, что у Беллатрисы единственный ребенок Волдеморта в «Проклятое дитя», может, Лета — будущая теща самого Темного Лорда? Может, она ключевая фигура и в его восстании? Впереди ждет более 4 фильмов, и мы уверены, что еще узнаем о ней, особенно теперь, когда Геллерт Гриндельвальд готов заявить о новом мировом порядке.



Дары Смерти

Если что нельзя скрыть в «Фантастических зверях», то это символику Даров Смерти. Персиваль Грейвс (ну, Гриндельвальд в коже Грейвса, по крайней мере) дает Криденсу такое ожерелье из Даров Смерти, с каким ходил Ксенофилиус Лавгуд в фильмах Гарри Поттера. Это напоминание о том, что Дары Смерти по-прежнему весьма востребованное трио мощных объектов. А также о том, что эпическое сражение между Гриндельвальдом и Дамблдором основывается на существовании этих объектов, и сила их владельца может превосходить других магов. Сражение за контроль в «Фантастических тварях» – это только начало первой долгой и ожесточенной битвы между манией величия (Гриндельвальд) и посредником мира (Дамблдор).



Теги: movies


Подписаться на новости

Вверх